[ Главная ] [ Мой профиль ] [ Регистрация ] [ Выход ] [ Вход ]   Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость | RSS

Меню сайта

Категории раздела
ДРЕВНИЕ СВЯТИЛИЩА [4]
ИСТОРИЯ [39]
ГЕОЛОГИЯ [7]
АРХЕОЛОГИЯ [5]
РАЗНОЕ [7]

Друзья сайта

Главная » Статьи » КРАЕВЕДЕНЬЕ » ИСТОРИЯ

ТАЙНА СБИТОГО БОМБАРДИРОВЩИКА
А. ДОЛГОВ: ТАЙНА СБИТОГО БОМБАРДИРОВЩИКА

22 июня 1941 года. Германские войска переходят границу СССР. Началась война. В ставке Гитлера планировали завоевать Советскую Россию в ходе кратковременной кампании. В директиве № 21, более известной как «план «Барбаросса», в разделе «Общий замысел» конечной целью блиц-крига значилось «создание заградительного барьера против Азиатской России по общей линии Волга-Архангельск». Упоминаемый заградительный барьер предполагался по линии Архангельск-река Северная Двина – Великий Устюг – Котельнич – Казань – река Волга до Астрахани. К концу 1941 года стало очевидно  -  план молниеносной войны провалился. 19 ноября, на совещании в Берлине, немецкие генералы определяли «задачи на будущий год». В новых планах вермахта крайним сроком захвата Вологды назывался май 1942 года. Именно тогда произошла история, отголоски которой слышны и теперь, спустя 67 лет.
Май 1942 год
Самолет как в воду канул

     Деревня Великое Домшинского сельского поселения в довоенное время оправдывала свое название  -  была большой и многолюдной. Сейчас в ней проживают всего двенадцать человек. «Костяк» деревни  -  восемь пенсионеров: семь старушек и дед Поликарп Иванович Рогулин. Деду Поликарпу – 79 лет, а войну он встретил десятилетним мальчиком. Один майский день 1942 года он запомнил очень хорошо:
     -  Голодный был год. Всё, что выращивал колхоз, отдавали на фронт. Майским утром, как обычно, я пошел в поле собирать колоски. Около десяти часов утра послышался гул мотора, и я увидел, как с востока на запад летит немецкий бомбардировщик «Юнкерс», а под правым крылом у него – пламя. Самолет пролетел мимо меня и стал снижаться в сторону леса. Примерно на высоте двухсот метров, в районе деревни Поповское, у речки Согожа, от него отделилась точка – выпрыгнул парашютист. Парашют не раскрылся и человек камнем полетел вниз. Вскоре упал и самолет. Из-за деревьев показались клубы черного дыма. После этого в небе появились два наших ястребка. Они сделали два круга над местом падения, и улетели. Мне казалось, немецкий самолет упал совсем недалеко от меня. С двумя друзьями я сразу побежал в лес, но самолет мы не нашли. 
     По воспоминаниям Поликарпа Ивановича, падение немецкого бомбардировщика, кроме него, видел житель деревниП.И. Рогулин Поповское лесник Петр Архипович Черемушкин. Он взял ружьишко, собачку и пошел в лес на поиски. Погибшего парашютиста долго искать не пришлось. Он умер, прислонившись к дереву. Увидев сидящего человека, лесник не сразу понял, что тот мертв, и подкрадывался к нему с ружьем наизготовку. Оказалось, парашют не раскрылся, так как частично сгорел в момент выхода из самолета. Петр Архипович снял с погибшего куртку и ботинки. Взятое у неприятеля считалось трофеем, а потому сын лесника гордо ходил в немецкой летной куртке и ботинках на вечерины  -  был первым парнем на деревне.
     Петр Архипович тоже хотел найти немецкий самолет. Он долго бродил по лесу и вернулся домой «не солоно-хлебавши». На следующий день после крушения «Юнкерса» приехали военные. Разделившись на несколько групп, они ушли в лес. Поиски успехом не увенчались. «Юнкерс» как в воду канул.
     -  Многие искали тогда,  -  вспоминает Поликарп Иванович,  -  как-то раз мой старший брат вместе с друзьями пошел в лес за ягодами. Нашли спрятанный парашют. Их было семь человек, и они разделили находку на семь равных частей. Материал отдали женщинам, которые сшили из него платья. Всего из парашюта получилось 14 платьев. Думаю, парашют был спрятан немцами, которые тоже забрасывали группу на поиски сбитых летчиков. Фронт ведь недалеко отсюда был.

В небе Вологодчины
     Большая часть Вологодской области в годы Великой Отечественной войны не являлась зоной боевых действий. Местом ожесточенных боев стал лишь Оштинский район (ныне он входит в Вытегорский район). Здесь в течение трех лет проходил передний край обороны Красной Армии.
     Но если немецкие танки не бороздили поля Вологодчины, то авиация противника регулярно совершала налеты на стратегические объекты.
     Главным объектом Вологодчины военной поры была Северная железная дорога  -  одна из основных магистралей эвакуации людей из Ленинграда и подвозки в город боеприпасов, вооружения, горючего. Ее значимость не уменьшилась и после взятия города в блокаду.
     В начале октября 1941 года СССР, США и Англия договорились о поставках Советскому Союзу вооружения, промышленного оборудования и продовольствия. Главный путь доставки  -  по северным морским коммуникациям в Мурманск, Архангельск, другие северные порты, а оттуда по Северной железной дороге к фронту. Значение одноколейной дороги еще больше возросло. Немецкие летчики всеми силами пытались перерезать эту транспортную магистраль и совершали систематические бомбардировки железнодорожных узлов.
Поисковый отряд
Поисковый отряд федотовской станции юных техников. 
     Наш район исключением не стал. 4 октября 1941 года, в 10 часов 55 минут, немецкий самолет атаковал Чебсару. На станцию было сброшено 16 фугасных бомб. Большинство из них не достигло цели, но в результате возникшего пожара сгорели семь цистерн с керосином, четыре вагона-ледника, двенадцать вагонов, груженных сеном, повреждены четыре пути.
     Непосредственный свидетель той бомбардировки, уроженец деревни Панькино Чебсарского района, а ныне директор Вологодского областного архива новейшей политической истории С.Н. Цветков рассказывает:
     -  Первые месяцы войны немецкие самолеты господствовали в вологодском небе. Командование Красной Армии принимало все усилия для исправления ситуации. По указанию Государственного комитета обороны СССР в нашей области строилось несколько оперативных аэродромов. Два аэродрома находились в Чебсарском районе. Один  -  невдалеке от деревни Катаево Домшинского сельсовета, другой  -  возле моей родной деревни Панькино, что в восьми километрах от Чебсары. Для аэродрома было выбрано ровное поле – полтора километра в длину, километр в ширину. Гуменники, амбары, склады, скотный двор, конюшня, которые мешали строительству, были снесены. Строили аэродром около тысячи человек изШасси Юнкерса Пришекснинского и Чебсарского районов. Людей не хватало, и для работ привлекли заключенных. Сооружали основательные землянки в несколько накатов, бомбоубежища, гусеничными тракторами и катками утрамбовывали землю. Костры горели день и ночь. В короткие сроки строительство было завершено, и аэродром начал принимать самолеты. Дом нашей семьи стоял на краю деревни, и самолеты подруливали прямо к нему. Мы, деревенские мальчишки, бежали, карабкались на крылья и кричали: «Да здравствуют советские летчики!» Самолеты не задерживались. Военные быстро решали какие-то вопросы и улетали.
     В воздухе нашей армии противостоял серьезный противник. Об эффективности «работы» немецких бомбардировщиков говорят следующие цифры: с 29 августа по 1 декабря 1941 года вражеская авиация совершила 315 налетов на Северную железную дорогу. Из строя выведено 13 700 погонных метров пути, разрушены пять железнодорожных мостов, 177 зданий, разбито 762 товарных и пассажирских вагона, уничтожены 83 вагона с боеприпасами, 4 – с артиллерийским вооружением, 19 – с продовольствием, 30 цистерн горючего. Выведено из строя 42 паровоза. При бомбежках убиты 430 и ранены 590 человек.
     Из докладной записки начальника транспортного отдела НКВД Северной ж.д. ст. лейтенанта Госбезопасности Борисенко секретарю обкома ВКП(б) Николаеву 11 октября 1941 года: «… В последние дни тактика вражеской авиации, налетающей для бомбардировки объектов Северной ж.д. такова: утром с 7 до 12 часов бросает бомбы на наиболее важные участки дороги и поезда, а когда восстановят путь и средства связи, вечером с 17 до 24 часов налетает и разрушает снова эти объекты. Таким образом парализует движение поездов». Далее в записке офицер отмечал, что немецкие летчики должного отпора не получают и летают в одно и то же время в одни и те же места на высоте 60-80 метров.
     Для противодействия авиации противника в ноябре 1941 года были сформированы Рыбинско-Ярославский дивизионный район противовоздушной обороны (ПВО) и Череповецко-Вологодский дивизионный район ПВО, который состоял из трех зенитных артиллерийских дивизионов, трех батальонов воздушного наблюдения, оповещения и связи, двух батарей зенитной артиллерии малого калибра и зенитных прожекторов.     
     В оперативное подчинение Вологды была передана 148-я истребительная авиационная дивизия ПВО.
     Теперь немецкие самолеты могли безопасно летать лишь на высоте 7-8 км. В таких условиях сбивать немецкие самолеты было трудно, но зато эффективность их бомбометания стала минимальной.
     В вологодском небе наши летчики совершили немало подвигов. Яркие примеры – таранный удар политрука А.Н. Годовикова и бой над деревней Домшино летчика Е.Н. Шурупова.
     В декабре 1941 года А.Н. Годовиков сбил немецкий бомбардировщик «Юнкерс-88» под Кадуем. Этот самолет был доставлен в Вологду и выставлен на центральной площади. 7 февраля 1942 года летчик Годовиков на самолете МИГ-3 в районе Бабаево перехватил вражеский «Юнкерс». На одноместном легком МИГе прострелить бронированный тяжелый «Юнкерс» с экипажем 4 человека – трудновыполнимая задача. Израсходовав все боеприпасы, А.Н. Годовиков сбил бомбардировщик таранным ударом, но и сам при этом погиб.
     2 июня 1942 года в небе над селом Домшино Е.Н. Шурупов на самолете ЛаГГ-3 вступил в бой с немецким «Юнкерсом». В воздушной схватке немецкий самолет был сбит, летчик Шурупов - смертельно ранен.
     Подведем итог: на стратегических направлениях в вологодском небе спокойствия не было. Однако вернемся к полету «Юнкерса», бесследно исчезнувшего в болотах.

По следам минувшей войны
     «По горячим следам» самолет не нашли, и интерес к нему пропал. Закончилась война. В 1947 году П.И. Рогулин вместе с жителем Любомирова Н. Соловьевым подрядились проводить работу по лесоустройству.
     -  Мы тогда весь лес исходили аж до Череповца,  -  вспоминает Поликарп Иванович.  -  Прорубали визиры, ставили столбы, делящие лес на кварталы. Как-то раз, делая просеку в 75 квартале, мы наткнулись на обломки самолета. Части корпуса были разбросаны в радиусе с полкилометра. Видимо, задевая деревья, он стал разваливаться еще до столкновения с землей.
     Я сразу понял, что это и есть тот самый исчезнувший «Юнкерс».
     Самолет лежал в десяти километрах от деревни Великое. О находке Поликарп Иванович никому не сказал. В конце шестидесятых – начале семидесятых на место крушения немецкого бомбардировщика он приводил свою супругу Галину. Время шло, лес зарастал мхом. Обломки самолета ушли в землю. Теперь практически ничто не выдавало здесь гибель бомбардировщика.
Подъем двигателей самолета
Обломки самолета ушли на пятиметровую глубину.   
     Вторая волна интереса к самолету возникла в начале XXI века. 
     Одной из групп, заинтересовавшихся «Юнкерсом», стали юноши и девушки, занимающиеся в федотовском филиале областного центра детско-юношеского научно-технического творчества.
     Началась поисковая работа. В 2004 году  П.И. Рогулин показал им место, где лежит немецкий самолет. В течение последующих лет учащиеся федотовской станции юных техников и парашютисты Вологодского АСК под руководством начальника парашютной подготовки вологодского аэроклуба Н.Н. Хазинова проводили раскопки места крушения самолета. Первой находкой стала обшивка, прошитая очередью из крупнокалиберного пулемета, и патроны калибра 12,7 со следами прохода по стволу. Из этого факта следопыты сделали вывод, что сбили бомбардировщик не зенитчики. В годы войны пулеметы с калибром 12,7 устанавливались как на советские самолеты, так и на крыши высотных зданий для поражения низколетящих целей.
     В следующем году поисковики откопали останки экипажа. Найденные фрагменты скелетов погибших летчиков были захоронены здесь же, во временной могиле, над которой был установлен крест.
     Переворачивая тонны земли, юные исследователи нашли два НАЗа (носимый аварийный запас), болотоступы (обувь для передвижения по болоту), надувные лодки и матрасы, два пистолета «Браунинг», пулемёт МГ-81 без ствола, кобуру, два парашюта с паспортами, большое количество винтовочных патронов, пули без следов прохода по стволу, пилотку, фонарики-жучки, личные вещи летчиков: портсигар, перстень с бриллиантами, обручальное кольцо, наручные часы, запонку.
     Каких-либо опознавательных жетонов и документов, по которым можно установить личности погибших, найдено не было. Но самыми неожиданными находками стали упаковки икон, женских платков, игл, булавок, девять нательных крестиков. 
Стенд
     Оборудуя стенд, посвященный «Юнкерсу», прикрепив иконки и крестик, учащиеся станции юных техников написали «Для чего это было нужно немцам?»
     Попробуем ответить на поставленный вопрос.

«Абвер» начинает и… проигрывает
     Помимо боевой линии фронта, во время войны существовал еще невидимый фронт, на котором друг другу противостояли советские и германские спецслужбы.
     На территории Вологодской области немецкая разведка «Абвер» проводила не только обычную на войне диверсионную работу. Другой, не менее важной целью германской спецслужбы, было создание в тылу Красной Армии так называемой «пятой колонны».
     Вологжане героически бились с врагом на полях сражений, не жалели себя в трудовом подвиге. И все же, в силу разных причин, некоторые граждане были недовольны существующим режимом, и, конечно, «Абвер» был не прочь поиграть на таких настроениях людей.
     Во-первых, в предвоенные годы в вологодской деревне почти полностью завершилась коллективизация. Насильственное вступление крестьянских хозяйств в колхозы, а также репрессии 30-х годов отрицательно сказались на  авторитете новой власти. С 1 января 1940 года по 15 апреля 1941 года на территории области было выявлено 70 случаев распространения листовок антисоветского содержания.
     Во-вторых, в 18 районах Вологодской области находились 34 спецпоселка, в которых разместили бывших польских граждан, ранее проживавших на территории Польши, отошедшей к Германии. Таких на Вологодчине оказалось 13 139 человек, и большинство из них к советской власти относилось враждебно. После начала войны с Германией поляки активизировались, организовывали забастовки, демонстративно разговаривали на немецком языке.
     В-третьих, часть эвакуированных граждан из западных районов СССР пережила обстрелы, бомбежки и находилась под сильным впечатлением от успехов немецко-фашистских войск. В разговорах с местными жителями они подчеркивали мощь вермахта, связывали неудачи Красной Армии на первом этапе войны с изменами командного состава, отмечали гуманное отношение немцев к мирным жителям.
     Такие разговоры не оставались без внимания у советских контрразведчиков. Например, гражданка Силинская рассказывала колхозникам: «Я была в плену у немцев семь дней,  а потом меня из плена отпустили. В плену у немцев очень хорошо: кормят и обращение хорошее». Гражданин Осинин, прибывший из Карело-Финской ССР, говорил: «Фашизм может дать нам зажиточную жизнь, а социализм за 20 лет дал нам голод и нищету».
     В военное время распространение слухов о тяжелом положении на фронтах расценивалось как пораженческая пропаганда и контрреволюционная агитация.
     С началом войны в области появились дезертиры, которые создавали банды, занимались грабежами и разбоями.
     Только с 22 июня по 15 декабря 1941 года на территории области было задержано 1129 дезертиров и 689 уклонистов от призыва в Красную Армию, из них 115 человек не только скрывались, но и вели антисоветскую агитацию.
     Вот примеры из сводок, которые направлялись в Вологодский обком ВКП(б).
     15.08.41 – «смотритель Оштинского радиоузла Быковский транслировал вражеские контрреволюционные передачи на русском языке».
     22.08.41 – «латвийский перебежчик Станкевич, дважды судимый, среди рабочих совхоза «Заречье» вел антисоветскую пораженческую агитацию, доказывая, что немецкая армия непобедима, немцы захватят весь Советский Союз, и тогда жить будет легче».
     31.08.41 – На разъезде Нефедово, в зале ожидания пассажиров, на двух печатных расклеенных на стене плакатах с выдержками речи Молотова кто-то сделал надпись простым карандашом: «Да здравствует Гитлер! Приветствуем и желаем дальнейшего успеха. Долой русскую власть, бросавшую в тюрьмы свой народ!»
     Как правило, свою агентуру «Абвер» вербовал из предателей, уголовников, антисоветски настроенных граждан. Всего за годы войны противник забросил на территорию Вологодской области несколько десятков диверсионно-разведывательных групп и более 140 своих агентов, которые  проникали в наш тыл либо с беженцами, либо десантировались с самолетов.
     В противодействие им с 25 сентября 1941 года на территории районов началось формирование истребительных батальонов «по борьбе с парашютными десантами и диверсионными группами противника».
     Больших успехов на невидимом фронте немцы не достигли. Диверсантов задерживали, или они сами сдавались в плен, зачастую велась радиоигра, дезинформирующая немцев. Контрразведчики Красной Армии вчистую переигрывали фашистский «Абвер».
     Противодействие разведок шло вплоть до 1944 года, и поэтому вполне вероятно, что сбитый «Юнкерс» с «гуманитарным» грузом летел в тыл Красной Армии по заданию немецких разведчиков.

«Ударная бригада»
     Неужели П.И. Рогулин – единственный свидетель гибели самолета? Логично поискать информацию об этом событии в газете «Ударная бригада»  -  печатном органе Чебсарского райкома ВКП (б) и районного Совета депутатов трудящихся. Перелистывая пожелтевшие страницы районной газеты, убеждаешься: военная агитация в годы войны была организована «по высшему пилотажу».
Оружие немецкого пилота     Для жителей района источниками информации с фронтов, кроме «сарафанного радио», были лишь сводки Совинформбюро, звучащие из репродукторов, и «Ударная бригада». Летом 1941 года, кроме официальных речей руководителей государства, в газете печатались статьи с названиями вроде «Не бывать фашистам на советской земле», «Уничтожим фашистскую гадину», «Близок час расплаты», «Выбьем зубы шакалам», но основные темы публикаций – сеноуборка, удои молока, летний отдых пионеров, сдача скота и шерсти.     
     Осенью, когда враг был на подступах к западной границе области, районка вещала о тереблении льна, уборке и сушке картофеля.
     Лишь изредка печатались материалы, напоминающие, что фронт рядом. В июльских номерах рассказывалось, как соорудить укрытие от авиабомб и как бороться с зажигательными бомбами. В августе в заметке «Друг или враг?» газета учила различать немецкие истребители «Мессершмидт», пикирующий бомбардировщик «Юнкерс-88» и тяжелый бомбардировщик «Хейнкель-111».
     Об октябрьской бомбежке Чебсары, во время которой погиб мальчик, – ни слова. Весной 1942 года главными темами статей стала посевная. О сбитых двух «Юнкерсах» в домшинском небе районная газета также ничего не рассказала. 

Поиск продолжается
     -  В январе 2009 года мы связались с сотрудниками Народного Союза Германии по уходу за военными могилами. Они приехали в Вологду, и мы передали им останки экипажа самолета для захоронения на кладбище, где покоятся погибшие немецкие солдаты. Сотрудникам НСГ были переданы личные вещи пилотов: обручальное кольцо, перстень с бриллиантами, портсигар, наручные часы, запонка. Мы попросили их установить имена погибших по номерам пистолетов, но через некоторое время из Германии пришел ответ, в котором говорилось о невозможности определения личностей по номерам «Браунингов»,  -  рассказал руководитель федотовского филиала областного центра детско-юношеского научно-технического творчества Н.Н. Хазинов.
     Итак, имена немецких летчиков пока неизвестны. А кто сбил «Юнкерс»? Странно, но об этом в вологодских архивах тоже никаких данных нет. 
     Тем временем, юные федотовские следопыты загорелись желанием достать двигатели и шасси самолета, ушедшие глубоко в землю.
     -  По нашей просьбе глава Федотовского сельского поселения В.В. Матвиец обратился за помощью к начальнику ЛПУ МГ С.С. Березину. Станислав Станиславович помог техникой и людьми. Два дня экскаватор копал землю, и в результате 10 июня 2009 года с пятиметровой глубины были подняты шасси, двигатели и другие крупные фрагменты бомбардировщика.  Своими силами откопать самолет нам было нереально. Мы благодарны за оказанную помощь  С.С. Березину, начальнику ЛЭС П.Н. Кузнецову, машинисту экскаватора С.Ю. Хрусталеву, водителям вездехода Е.Ю. Ложичеву, М.Н. Вячеславову, а также добровольным помощникам, жителям Фоминского Ивану Широгорову и Геннадию Смекалову.
     Некоторые части самолета мы передали в музей поселка Можайское – филиал Вологодского краеведческого музея,  -  рассказал Н.Н. Хазинов и подвел итог:  
     -  И все-таки, в этой истории еще много «белых пятен». Не будем останавливаться на достигнутом. Нам интересно узнать цель полета «Юнкерса». Для этого мы сделали запрос в Германию, отправив всю имеющуюся у нас информацию, в том числе и номера двигателей самолета. Интересна судьба наших летчиков, не пропустивших бомбардировщик в глубь Вологодской области. Надеемся в будущем получить ответы на эти вопросы, поделиться информацией с вологжанами, которых заинтересовала эта история,  и поставить точку в расследовании небольшого эпизода времен Второй мировой. 
Алексей ДОЛГОВ.

http://zwezda.net/?tnew=38


Источник: http://zwezda.net/?tnew=38
Категория: ИСТОРИЯ | Добавил: lavrentiy (20.12.2009)
Просмотров: 2150 | Комментарии: 3 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Новое на сайте

Поиск по сайту

Онлайн
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Погода

    Статистика

    Все права принадлежат группе "Череповец-Космопоиск" © 2019