[ Главная ] [ Мой профиль ] [ Регистрация ] [ Выход ] [ Вход ]   Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость | RSS

Меню сайта

Категории раздела
ДРЕВНИЕ СВЯТИЛИЩА [4]
ИСТОРИЯ [39]
ГЕОЛОГИЯ [7]
АРХЕОЛОГИЯ [5]
РАЗНОЕ [7]

Друзья сайта

Главная » Статьи » КРАЕВЕДЕНЬЕ » ИСТОРИЯ

ИЗ ИСТОРИИ ЦEPKBEЙ ЧЕРЕПОВЕЦКОГО РАЙОНА В СОВЕТСКОЕ ВРЕМЯ
 

    Во многих деревнях и селах Череповецкого района стоят полуразрушенные здания церквей: в селе Даргун, в Лохте, в Харламовском, в Дмитриевском и др. Местные жители рассказывают, что церкви были закрыты довольно-таки давно, в период 1920-х—1940-х годов. Нас заинтересовал вопрос о закрытии церквей и их дальнейшей судьбе.

    При работе над темой были использованы материалы Череповецкого филиала Государственного архива Вологодской области* (Сегодня это Череповецкий центр хранения документации (ЧЦХД). — Ред.), газеты «Коммунист», а также воспоминания очевидцев и участников тех событий. В архивах мы ознакомились с официальными решениями Череповецкого губисполкома на этот счет, уставами религиозных общин и др. Власти, как представляется, выдвигали религиозным общинам такие требования, которые те были просто не в состоянии выполнить. Например, в инструкции председателям райисполкомов и окрисполкомов было записано: «...Списочный состав 20-ок** (Сегодня это Череповецкий центр хранения документации (ЧЦХД). — Ред.) проверять не реже одного раза в квартал, если 20-ка не будет пополнена в течение семи дней, ставить вопрос у себя на президиуме о ликвидации церкви с конкретным определением, как использовать помещение и весь материал, согласно инструкции, и направить к нам...» И еще: «...Обязать под расписку исполнительные органы 20-ок один раз в декаду собранные денежные пожертвования сдавать на хранение в ближайшие сберкассы на основании п. 5—6, заключенного им договора с РИКом...»1. А вот одно из условий закрытия храма: «Если в данной местности ощущается острый недостаток зданий для жилых, культурно-просветительных, санитарно-медицинских и др. целей, и если храм действительно может быть приспособлен и использован для вновь открываемого учреждения. А также, если это мероприятие отвечает запросам трудящихся масс в форме коллективных заявлений».
    Еще одной причиной закрытия церкви, по-видимому, служило то, что люди боялись открыто поддерживать церковь, так как верующие и особенно религиозные активисты нередко подвергались репрессиям. Так, в череповецкой газете «Коммунист» за 1990 год был опубликован список реабилитированных граждан, ранее осужденных к высшей мере наказания и расстрелянных в Ленинграде. Среди них имелись и члены религиозной двадцатки: Пахомов Андрей Петрович, Якинин Алексей, Якинин Василий Васильевич — жители села Кондаш. А.А. Кучерова из деревни Ильинское вспоминает: «На отца моего донес сосед, якобы тот ходит в церковь Богу молиться. Присудили ему за это два года. Их он отбывал в железнодорожной будке под Котласом».
    Но в первую очередь преследовались священнослужители. В вышеупомянутом списке мы находим и фамилии священников: Анфимов Степан Федорович, Щукин Леонид Иванович, Куликов Георгий Николаевич и др. Вот что вспоминает А. И. Иванов из деревни Ильинское: «Батюшка Петр был выгнан из родной деревни. Сначала у него отобрали дом со всем хозяйством, затем арестовали и он просидел в тюрьме пять лет». Жительница, выселенная из зоны затопления, рассказывала, что в Пихтееве во время репрессий выселили жену священника, хотя она была очень старой и больной. Ее даже пришлось вести под руки, так как ходить сама она была не в состоянии. А ее дочерям удалось остаться в родной деревне только потому, что они срочно вышли замуж и сменили фамилии.
    А вот еще один пример, когда местными властями преследовались не только церковнослужители, но и их дети. Вербина Василия Семеновича постановили выселить из деревни Угрюмово только за то, что отец его был певчим в Угрюмовской церкви. Не приняли даже во внимание, что он был комиссаром Красной Армии и числился в наиболее преданных коммунистах.
    Следующей причиной закрытия церквей, как представляется, была антирелигиозная пропаганда. Она, в основном, шла через газеты. Так, в «Коммунисте» была введена ежемесячная рубрика «Антирелигиозные беседы». Открылась она статьей «Как возникла религия?». Ее автор доказывал читателям, что религия: «...удел глупых, необразованных людей, находящихся на стадии первобытного строя, а священнослужители — ...первые помощники капиталистов и помещиков...» 2.
    Какова же судьба церковных зданий? Об этом также свидетельствуют архивные документы. В инструкции председателям окружных и районных исполкомов «Оформление материалов по ликвидации молитвенных зданий» в пункте 8 указывалось: «Закрытые, но не использованные до сего времени молитвенные здания, в зависимости от их технического состояния или использовать по назначению, или снести, если последние не состоят на учете, как архитектурные памятники. Строительный материал обратить на нужды строительства»3.

 

    На заседании президиума Череповецкого исполнительного комитета 21—25 сентября 1934 года было решено использовать ряд церквей под следующие цели: «Покровскую, Дементьевскую, Тисовскую — под школы, Носовскую — под клуб, Турховскую — под колхозный склад»4. Под нужды колхозов использовались и часовни. В деревнях Бор, Клопузово, Верховье — под красные уголки, в Чаево и селе Плоское — под склад, в Стоялово — под лавку. Многие колокольни были снесены, но некоторые из них использовались как пункты тригонометрической сети. Вот прошение от 5 января 1935 года в комиссию по вопросам культа: «В районе 31 колокольня, 16 из которых являются пунктами тригонометрической сети, остальные 15 никому не нужны и постепенно разваливаются. Просьба — дать разъяснение, можно ли эти пустующие 15 колоколен разобрать с передачей материалов на нужды строительства»5. Судя по дальнейшим документам, комиссия разрешила снос колоколен6.

 

    Весной 1941 года некоторые церкви были затоплены в связи с образованием Рыбинского водохранилища. Это церкви в деревнях Ольхово, Пустыни и др. Долгое время над водой были видны остатки колоколен. Церковное имущество согласно инструкции должно было передаваться по акту в сельский совет, за исключением предметов, которые являются памятниками истории и культуры. И действительно, в архиве мы нашли акт о передаче краеведческому музею из Воронинской церкви нескольких предметов7. Волкова Нина Васильевна из деревни Харламовское вспоминала, как жгли иконы в церкви Георгия Победоносца, а они, ребятишки, бегали на это смотреть. Кстати, история возникновения церкви Георгия Победоносца очень интересна. Она было построена на средства местных жителей в честь событий 1609 года. Тогда был остановлен отряд поляков. И буквально в трехстах метрах от церкви была братская могила. Для местных жителей этот район до сих пор является святым.

 

    Власова Нина Викторовна из деревни Гритино рассказывала, что церковное имущество после закрытия Ильинской церкви растаскивалось по домам. Причем все распределялось как бы по «рангам»: кто занимал более высокую должность, брали себе предметы подороже, а ей, маленькой девчонке, досталась иконка, которую она хранит до сих пор.

 

    Вследствие антирелигиозной пропаганды государством было закрыто много церквей, хотя вера в народе осталась, просто она как бы «ушла в подполье». Здания многих церквей хотя и использовались для различных нужд, но поскольку ремонтировали их редко - они разрушались. Cейчас жители многих деревень и сел хотят восстановить приходские храмы. Во время похода в село Батран мы узнали от местных жителей, что они в 1990 году собирали деньги на ремонт церкви. А в 1991 году деньги обесценились и все их усилия оказались напрасны. В этом году в Харламовском местные жители собирали подписи под обращением о восстановлении церкви Георгия Победоносца. И очень хочется надеяться, что когда-нибудь некоторые церкви будут возрождены и пожилые люди, которые до сих пор сохранили веру в Бога, смогут посещать их.
     

 

      ПРИМЕЧАНИЯ
      1 ЧФ ГАВО. Ф. 5. Оп. 1. Д. 153. Л. 124.
      2 Коммунист. 1920 год. 19 сентября.
      3 ЧФ ГАВО. Ф. 5. Оп. 1. Д. 153. Л. 124.
      4 Там же. Д. 5. Л. 2.
      5 Там же. Д. 153. Л. 2.
      6 Там же. Л. 62.
      7 Там же. Д. 147. Л. 26.

 
Пучкова Татьяна
Дворец творчества детей и юношества, 9 класс, г. Череповец
Научный руководитель — Мануйлова Ольга Михайловна, педагог дополнительного образования
Диплом II степени, 1996 год.

 

Категория: ИСТОРИЯ | Добавил: lavrentiy (17.06.2009)
Просмотров: 3212 | Рейтинг: 5.0/2 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Новое на сайте

Поиск по сайту

Онлайн
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Погода

    Статистика

    Все права принадлежат группе "Череповец-Космопоиск" © 2017